?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: политика

ЛИМИТРОФЫ склонны к НЕСТАБИЛЬНОСТИ, но крупные Мировые цивилизации могут помочь им найти своё "амплуа".

Словарь Merriam-Webster определяет этимологию слова "limitrophe" как французскую, которая восходит к поздне-латинскому limitrophus — «граничащий с», буквально, обеспечивающий проживание пограничных войск(Римской империи). От латинского limit — граница и греческого trophos (питание). Слово зарегистрировано с 1763 года.[7]

Лимитрофов упоминают и И.Ильф и Е.Петров в романе «Двенадцать стульев» (1928 г.):
"И друзья, мечтая о том, что они купят, когда станут богачами, вышли из Пассанаура. Ипполит Матвеевич живо воображал себе покупку новых носок и отъезд за границу. Мечты Остапа были обширнее. Его проекты были грандиозны: не то заграждение Голубого Нила плотиной, не то открытие игорного особняка в Риге с филиалами во всех лимитрофах."

Термин "Лимитрофы" широко использовал в своих выступлениях сталинский министр иностранных дел В.М.Молотов.

авторы работы «Pseudo-states as harbingers of a post-modern geopolitics…», изданной Университетом Колорадо (США), пишут[13]:"Однако использование понятия «лимитрофов» — геополитически нестабильных пространств между цивилизационными платформами (Цымбурский, 1997) — будет весьма полезным для целей нашей дискуссии².
² Термин «лимитроф» весьма схож с термином shatterbelt 〔≈пояс рассыпавшихся осколков〕в определении Коэна (1963).

В. Л. Цымбурский рассматривает пояс примыкающих к России лимитрофов как «лимитроф-гигант, который, рассекая Евро-Азию, вычленяет Россию и придает ей черты своеобразного острова внутри континента».
Цымбурский утверждает, что «великий межцивилизационный пояс (лимитроф), который тянется от Прибалтики через Восточную Европу и, охватывая Кавказ, постсоветскую Центральную Азию и так называемую старую Тибето-Синьцзяно-Монгольскую Центральную Азию, заканчивается в Корее». Он констатирует, что данный «пояс территорий-проливов дистанцирует Россию от силовых центров, сложившихся на платформах других цивилизаций».[20]

В. Л. Цымбурский считает важнейшей геополитической задачей обеспечить связи Дальнего Востока и Урало-Сибири с цивилизационным ядром России при помощи продуманной системы тарифов и демографической политики, сдерживающей пограничный прессинг Китая.

"Нас вечно заботит какая-то ерунда, вроде того, останутся ли в формальном подданстве у страны, не ищущей ничего сверх завалящего выживания, Чечня и Дагестан. Тогда как думать надо об ином: о сохранении целостности нашей платформы, о повышении нашего авторитета на всем Великом Лимитрофе, о смещении хозяйственного центра на восток не в порядке колонизационного аврала, но в перспективе фундаментального изменения геополитического имиджа России. Не то страшно, что какие-то ребята в Поволжье грезят о «тюркской Евразии» — страшно, когда Дальний Восток и Урало-Сибирь теряют связи с Евророссией. Страшно, когда обширнейшая часть выпавшей из европейской геополитики страны наводняется европейским импортом, а Дальний Восток, отсекаемый от «метрополии» тарифами, превращается в китайскую товарную провинцию. Страшно читать о безработице в восточных регионах, то есть об избыточности (!) населения в краях, где его не хватает для смягчения внешнего прессинга и куда по нормальной демографической логике следовало бы всеми мыслимыми льготами канализировать беженцев, стекающихся в Россию."(википедия)

Mar. 26th, 2014

констатации у А.Г. Дугина хороши- http://evrazia.org/article/2486 но вот с этим выводом я согласиться не могу:"Но сразу можно сказать: ни либерализм, ни социализм, ни национализм нам не подходят. Это остатки отжившего и рухнувшего Модерна. Цепляясь за них, мы помимо своей воли рано или поздно (незаметно для самих себя) соскользнем в Постмодерн, а значит, в хаос."

Так не бывает. Постмодерн второй раз на протяжении одного цикла не приходит.
История архитектурных стилей говорит о том, что после постмодерна приходит классицизм,т.е. уравновешенный синтез всех 3 вариантов Модерна.
Значит, нас ожидает синтез либерализма, социализма и национализма, а ничего нового ,"четвертого" пока не возникнет.

М.Г.: Когда вы познакомились с Путиным?

Б.Б.: Я познакомился с ним где-то в 90–91 году, это было в Питере. Меня познакомил с ним Петр Авен, который сейчас возглавляет «Альфа-Банк». И это все была поездка теперь уж каких-то совсем безвестных американских бизнесменов по России. И мы добрались до Питера. И вот там состоялось это знакомство. Было очень смешно. За два дня я познакомился с Собчаком, а Путин тогда был его замом. А Собчак с большим энтузиазмом относился ко всем иностранцам, которые тогда приезжали, рассчитывая на их инвестиции. И, постольку-поскольку, мы перед этим пошли на ланч и выпили там много вина, то я там два раза заснул во время его патетических речей о молодой советской... о молодой российской демократии.

М.Г.: Собчака патетических речей?

Б.Б.: Да-да. И, как мне передал Петя, он просил, чтобы он со мной больше никогда не встречался, чтобы он больше не видел этого человека ужасного, который засыпает, когда он говорит о таких важных вещах. Ну и, собственно, там был Путин, и так мы и познакомились.

Read more...Collapse )

М.Г.: Это 98 год?

Б.Б.: Это 98-й. Даже обсуждение, по-моему, началось в 97-м еще, уже после того, как Ельцина избрали на второй срок, началась разная чехарда. И был разговор, но я сказал ему или, я не знаю, может, он (Юмашев. – М.Г.) до этого сам на эту тему уже думал. Потому что у них уже были свои собственные отношения. Но тем не менее уже через достаточно  короткое время Валя сказал, что, в общем, идея хорошая, он к БээНу пойдет. И опять я не толкал его, не занимался его лоббированием в тот момент. И вот таким образом он стал директором ФСБ. И когда он стал директором ФСБ, у нас отношения с ним стали еще ближе, потому что у нас появился общий противник. Это Примаков Евгений, э-э-э, госссподи, уж забыл его отчество.

М.Г.: Максимович.

Б.Б.: Евгений Максимович. Да. О, чуть не сказал: царствие ему небесное… Вот. Евгений Максимович Примаков. Он тогда стал премьер-министром. И объявил крестовый поход, собственно, на демократические реформы в России. И конечно, с одной стороны, он пытался избавиться от меня, я тогда был исполнительным секретарем СНГ. Внешняя политика России – я в ней принимал участие активное, особенно вот на этих ближних рубежах, которые уже тогда мне казались самыми принципиальными. И Примаков тоже это хорошо понимал. И у нас было несколько конфликтов с ним по поводу Абхазии, по поводу Чечни, но суть была, конечно, в конфликте между Грузией и Абхазией, который он тогда всячески пытался поддерживать, а я тогда еще не очень понимал всех тонкостей имперской политики. И, в общем, кое-что мне даже удалось сделать по урегулированию грузино-абхазского конфликта вместе с Шеварднадзе, вместе с тогдашним президентом Абхазии – забыл уже его фамилию(Владислав Ардзинба. – М.Г.) и это очень Примакова раздражало. И вообще, его раздражало даже, я думаю, не столько это, сколько достаточная близость к Ельцину.  А я принимал непосредственное участие в том, чтобы просить Евгения Максимовича стать премьер-министром. Постольку-поскольку ситуация тогда была очень тяжелая – у нас пересеклись два кризиса одновременно: экономический – дефолт – и политический. Практически был на носу импичмент Ельцину, и я действительно считал, что Примаков был той фигурой, которая могла вот в этот момент конкретный стабилизировать ситуацию. Что и произошло. Естественно, не я один лоббировал Примакова. Виктор Степанович(Черномырдин. – М.Г.) тоже поддержал это. Ну еще был ряд людей. И Борис Николаевич сам этого хотел. И вот Евгений Максимович стал премьер-министром и стал очень быстро разворачивать все вспять, стало это очевидно и Ельцину очень быстро. Примаков стал бороться, с одной стороны, за уменьшение влияния людей, близких к Ельцину, включая меня, а может быть, начиная с меня, а с другой стороны, очень хотел получить контроль над ФСБ. И поэтому он стал воевать против Путина. Путин, конечно, был не его. Ну понятно: старая гвардия – Примаков – и младое племя незнакомое.


Конечно, Путин не был лидером этих людей молодых, но он был ясным представителем уже другого поколения ФСБ, ориентированного больше на деньги, чем на идею. И на бизнес, так скажем.

И Евгений Максимович очень так мощно воевал против нас как первых своих оппонентов. И преуспел относительно меня в конечном счете: Ельцин подписал указ и отправил меня в отставку. А что касается Путина, то ему это не удалось.

Read more...Collapse )

М.Г.: Конкретнее можете рассказать, что обсуждали?

Б.Б.: Стали обсуждать, кто будет следующим президентом. Была чехарда эта, когда Ельцин отправил в отставку сначала Черномырдина, потом Кириенко, потом Кириенко оказался совсем слабеньким, потом Примаков – Примаков оказался совсем монстром, который хотел все разрушить, что было сделано за эти годы,

а потом возник Степашин, тоже слабый, очень в этом смысле похожий на Кириенко. И вот потом… мы обсуждали. С одной стороны, я обсуждал с ним все это, с Путиным. А с другой стороны, обсуждал с Валей Юмашевым, ну и с Борисом Николаевичем. И при этом Путин сам очень скептически относился к этой идее, чтобы самому становиться президентом. Но тем не менее обсуждал.

М.Г.: Чья это была идея?

Б.Б.: Я не думаю, что какого-то одного человека. Я ему сформулировал эту идею независимо ни от кого другого, еще до 99 года, но это же, по-моему, с ним еще обсуждал и Валя Юмашев, но тоже очень по касательной. Как бы независимо возникла у этой группы людей одна  и та же идея. Именно в силу того, что он уже был отчасти своим. В том смысле, что он не пытался заигрывать одновременно и с Лужковым, и с коммунистами. Он был последовательным, не то чтобы членом команды, но по крайней мере точно проельцинским. В отличие от всех других. Степашин бегал и к коммунистам, и к Лужкову, хотел со всеми. И Кириенко то же самое. Я не говорю о Примакове, который сам в душе коммунист был. А Путин был как-то очень мягко последовательным, так скажем. И я с ним эту идею несколько раз обсуждал, но не относился к ней, безусловно, серьезно. Серьезно это произошло тогда, когда в июле уже, по-моему, в июле 99 года ко мне пришел Валя Юмашев и сказал: «Борь, попробуй поговорить с Путиным серьезно». И я говорю: «О'кей». И он говорит: «Ты понимаешь, он не в Москве». Я говорю: «Где он?». Он: «Отдыхает во Франции. В Биаррице, на севере Франции». Я говорю: «Нет вопросов!» Он говорит: «Ну, в общем, Борис Николаич хотел бы с ним пообщаться на эту тему. Поезжай к нему и поговори». Ну я буквально, по-моему, на следующий день сел в самолет и полетел в Биарриц.


У Бориса Николаевича о нем было такое сложное, по-моему, впечатление. По крайней мере одну фразу я помню. Борис Николаевич сказал: «Так вроде ничего, но уж очень маленький».

М.Г.: Что он под этим имел в виду?

Б.Б.: Физически. Исключительно физически. Не говорил, что маленький – неумный или что-то такое, а такой, очень маленький. Борис Николаевич все в России по себе мерил. В то время ситуация была практически катастрофическая. Постольку-поскольку мы потеряли время, потеряли позиции политические. Вы помните, наверное, что это уже было ближе к августу, уже Примаков с Лужковым устраивали селекторные совещания по России. Уже около пятидесяти губернаторов подписались уже под этим «Отечеством» – блок, который они создали, «Отечество – вся Россия».


М.Г.: Вы говорите, что обсуждали, что будет дальше, с Путиным, Юмашевым и Ельциным. И всё?

Б.Б.: Что вы имеете в виду?

М.Г.: Неужели на тот момент круг был настолько узок?

Б.Б.: Я не знаю, может быть, еще с кем-то обсуждал Валя Юмашев или Ельцин. Я ж не говорю, что я был единственный, кто принимал решение. Я говорю, что я вот с этим кругом обсуждал. Это ж совсем не исключает, что были еще и другие круги. Пересекающиеся, да, в том числе, например, на Путине.

М.Г.: Но у вас не было ощущения, что в этом участвует какое-то ощутимое количество народу?

Б.Б.: У меня не было впечатления, что участвует большое количество народа.

М.Г.: На чем основывалось это ощущение?

Б.Б.: Просто я ни с кем не сталкивался на эту тему. Никто не полемизировал со мной, кроме как Валя Юмашев, Борис Николаевич, Таня Дьяченко. Но я еще раз говорю, я ж не знаю, может, они в это же время встречались, там, я не знаю, может, с Николаевым (генерал Андрей Николаев, тогда депутат Госдумы. – М.Г.), который тоже, так сказать, промелькнул где-то. Аксененко (Николай Аксененко, бывший министр путей сообщения, тогда первый вице-премьер. М.Г.) тоже обсуждался. Но только я не принимал никакого участия в этой дискуссии.

М.Г.: Итак, Ельцин назначает Путина премьером в августе 99-го.

Б.Б.: Да, в августе. И я помню мы собрались у Волошина на даче, был Волошин, Путин, Таня Дьяченко, Валя Юмашев, Рома Абрамович, Сурков Слава и я. И я сказал, что у нас нет другого пути, кроме как создание нового политического блока. Ну и все без всякого исключения сказали, что это нереалистично. Путин вообще молчал. Волошин особенно возражал. И Рома Абрамович сказал: «Да, я тоже считаю, что нереалистично, но давайте спросим, что он просит» – что я прошу для этого. И я говорю: «Очень мало. Самое главное, – говорю, – одна вещь, что у Волошина – Саш, у тебя – должен Игорь Шабдурасулов стать первым замом» (Александр Волошин тогда возглавлял Администрацию президента, а Шабдурасулов работал у Березовского на Первом канале. – М.Г.). Ну, ему не понравилась эта идея.

М.Г.: А зачем вам это нужно было?

Б.Б.: А за этим я говорю: «Саш, я до тебя не могу дозвониться, я! А как другие? Я знаю, что ты всегда не откликаешься, когда я тебе звоню, ты абсолютно не в состоянии рулить всем. Должен быть один человек, который этим занимается. И лучше Игоря я никого не вижу: он знает всех губернаторов, со всеми классные отношения. Он очень креативный, мобильный и так далее. Поэтому, я говорю, вот это вот первое условие. И второе условие, значит, весь ресурс, который есть, административный, бросается на работу с губернаторами. Мы должны перетянуть на свою сторону губернаторов. Вот Игорь этим будет заниматься. И так появился, кстати, Аксененко на горизонте тоже – у Абрамовича были с ним очень хорошие отношения, – и к Игорю подсоединили Аксененко. И поскольку Аксененко был железные дороги и тоже знал всех губернаторов, все их проблемы и так далее, и так далее.

Read more...Collapse )


В России избирают не человека, а кресло. И как только Путина посадили в кресло премьер-министра – и это было до него и с Кириенко, и с Примаковым, и со Степашиным, – рейтинг буквально за две недели вырастал до 30-40%. И не важно, что его сажал нелюбимый в народе Ельцин, это не имеет значения. Вот царь посадил в кресло – все! Русский народ идет за ним.

Если вы откроете комментарии того времени наших политиков, их мнение о Путине никому не известном, что это нереально, невозможно и никто никогда за него не проголосует, то вы как раз и обнаружите политический уровень вот тех политиков, которые в то время не понимали абсолютно, как устроен электоральный и общественный менталитет. Партия «Единство» опередила партию «Отечество – вся Россия». Собственно, на этом закончилась самая главная битва парламентская. Которая предопределила уже исход президентских выборов.

В тот день я ехал за город к своему приятелю, и Путин мне позвонил, был вечер уже, часов где-то десять, пол-одиннадцатого. Он говорит: «Чего ты делаешь?» – «Да вот еду к …» И он говорит: «Ну вот, ты не мог бы вернуться в город?» Я говорю: «Ну конечно, какие вопросы». Я вернулся в город, приехал в Белый дом тогда, он тогда еще в Белом доме был. Был пустой Белый дом, я пришел к нему в кабинет, и он мне тогда такую патетическую речь произнес. Говорит: «Вот ты знаешь, я тебе честно скажу, я не очень верил во все это с самого начала, и, конечно, то, что вот ты придумал, и с медведем, и вообще с этим образом России, и с самим блоком, я тебе говорю, у меня не было веры, ты видел, что я тем не менее ни разу никуда в сторону не посмотрел (что правда абсолютная). Знаешь, у тебя нету ни брата, ни сестры, у меня тоже нет ни брата, ни сестры. Ты поверь мне, что я для тебя и брат и даже больше. И можешь быть уверен, что бы ни произошло, я никогда от тебя не отступлюсь». Я говорю: «Володь, ну спасибо» – здесь такой торжественный момент – я говорю: «Володь, спасибо, я действительно все это делал искренне, только я вот тебе хочу сказать одну вещь: что я тебе лично никогда не присягну». Он: «Что ты имеешь в виду?» Я говорю: «Ну, мне кажется, то, что Борис Николаич начал, ты получил шанс продолжить, и я всегда с тобой, пока это так, пока я считаю, что это так. Если я буду считать это по-другому, я тебе скажу об этом. Я у тебя ничего не прошу, кроме одного: я имею право тебе в реальном масштабе времени высказывать свои возражения по тем решениям, которые ты принимаешь. По принципиальным решениям, которые ты принимаешь. Это означает, что я прошу, чтобы я имел возможность с тобой встречаться регулярно. Ну раз, хотя бы, в две недели. И если я привожу какие-то аргументы, которые против того, что ты делаешь, я хочу услышать возражения. Или аргументацию противоположную». Он сказал: «Договорились!»

Read more...Collapse )

И я действительно считал его единомышленником до тех пор, пока не понял обратное. Не убедился, что он, оказывается, хочет воевать, что он хочет разрушить федеративное устройство государства. И вот здесь уже второе, что я хотел сказать: он это все делал абсолютно искренне. Он абсолютно искренне считал и считает, что Россия эффективна тогда, когда она управляется централизованно. Это было реальное убеждение, я в этом нисколько не сомневаюсь. Забудем, что оказалось, что он еще и взяточник, и большой взяточник, что он криминальный, что он в состоянии давать команду убивать людей, сажать в тюрьму оппонентов, высылать людей за границу и т. д., и т. д. Это все очень важно, но это вторично. Первично совершенно другое. Первично – он искренне считал, что централизованное управление эффективнее. Хотя в таких терминах он вряд ли думал, но вот все-таки – эффективнее самоорганизации общества. В отличие от Ельцина. Хотя казалось бы, все должно быть наоборот: Ельцин партийный, старше Путина намного. А Ельцин как раз реально был убежден, что Россия готова к тому, чтобы эффективно развиваться именно как самоорганизующаяся система. И в этом их кардинальное отличие, Ельцина от Путина. И мое заблуждение.

Read more...Collapse )

Б.Б.: Потому что я не пошел за ним. Вот я рассказывал эпизод: «присягнуть». Он этого не понял. Он считал, что мы теперь одна команда. Ну, команда-стая. Он же мне потом сказал: «Ты сам меня просил».

М.Г.: Когда он вам это сказал?

Б.Б.: Когда про «Курск» мы с ним говорили. Это была последняя наша встреча с ним. Ну, эта история широко известна, когда я отказался отдавать ему акции ОРТ, а он их требовал в присутствии Волошина, и он тогда уже перешел на другой тон, сказал: «Борис Абрамыч, до свидания» и встал и стал уходить, и я сказал: «Володя, прощай». Так мы с ним, в общем, и закончили. На этой патетической ноте. И когда он ушел, я сказал: «Саш, ну что? Черных полковников привели к власти?» Волошин так почесал в затылке, говорит: «Ну нет, я не думаю». – «Ну ладно, Саш, в общем, наши-то отношения тут закончились с тобой. Но у меня одна просьба, я письмо сейчас напишу, приеду в офис, ты передай его Володе».

Я поехал в офис, написал очень короткое письмо. Сослался на одного американского журналиста, который в свое время сказал, что каждая сложная проблема имеет простое решение, и всегда ошибочное. И я ему написал, что Россия – проблема колоссальной сложности, и это твое колоссальное заблуждение – думать, что ее можно решить простыми методами. Ну и все.

М.Г.: Ответа не было?

Б.Б.: Нет.

http://slon.ru/russia/intervyu_berezy-923157.xhtml

Н. А.: – Вряд ли следует говорить о приниципальности тех, кто в основу всего ставит деньги, личную власть и благополучие.

АиФ.ru: – Вы поддерживаете Владимира Путина?

Н. А.: – Это зависит от конкретного вопроса. Мы поддерживаем Путина в вопросе объединения бывших союзных республик – например, в вопросе расширения Таможенного союза. Но мы категорически против проводимой им политики «десталинизации». «Десталинизация» тем более позорна, что олигархи получают баснословную прибыль на заводах, построенных в периоды сталинских пятилеток. Они наживаются на продаже наших природных ресурсов, разведанных в сталинский период жизни страны.

Путин и Сталин. Сталин был принципиальный политик. Он очень жёстко держался своей линии: он знал, что нужно стране. А Путин? Путин занимается демагогией. Начинает за здравие, а кончает за упокой. В конце февраля была коллегия Министерства обороны. Путин сказал: «Ревизий ранее принятых решений быть не должно». Что это значит? Военная реформа практически полностью провалилась, показала свою несостоятельность, а он заявляет, что «мы выходим на тот этап, когда нужна тонкая шлифовка». Что он собирается шлифовать? Гнилое дерево?

Иванов Николай Николаевич

Председатель ЦКРК КПРФ

Родился в 1957 г. в семье рабочих.

Образование высшее, кандидат педагогических наук.

Имеет специальности:

учитель истории, политолог, юрист, социальный работник. окончил Курский государственный педагогический институт, работал вожатым в Артеке, учителем истории в сельской школе, зам. директора школы. служил в Советской Армии на границе с Китаем.

Прошел большую школу комсомольской и партийной работы, был зав. отделом ОК ВЛКСМ, зав. отделом обкома КПСС. Всегда верен идеалам труда, справедливости, гуманизма, патриотизма, духовности. трудился в городском центре занятости (1992-1996 г.г.).

Руководил восстановлением КПРФ в Курской области. 1993-2000 гг. - второй секретарь ОК КПРФ. С ноября 2000 г. - первый секретарь Курского ОК КПРФ. В 1996 г. зам. губернатора Курской области, в 1997-99 г. - первый зам. председателя Курской областной Думы. 1999- 2003 гг. - депутат Государственной Думы ФС РФ 3-го созыва. 2004 - 2006 гг. - председатель Комитета социального обеспечения Администрации Курской области. С 2006 по 2011г г. -депутат Курской областной Думы 4-го созыва. В настоящее время депутат Государственной Думы VI созыва.

На I Пленуме ЦКРК КПРФ 24 февраля 2013 года, созванном по завершению работы XV съезда КПРФ, избран Председателем ЦКРК КПРФ

«Среди руководства ЦК КПРФ, - отметил Г.А. Зюганов, - появились новые товарищи. Членом Президиума ЦК стал Андрей Евгеньевич Клычков. Он возглавляет нашу фракцию в Московской городской Думе, работал в Центральной избирательной комиссии и великолепно знает это направление».

«Секретарем ЦК КПРФ избран Павел Сергеевич Дорохин. Он много лет работал на финансово-экономическом направлении. Мы вместе с ним в свое время посещали съезд индийских коммунистов. Несколько лет он работал в Торгово-промышленной палате, был ее представителем в Италии. Затем занимался военно-промышленным комплексом. Прекрасно знает три языка. Он будет очень полезен при взаимодействии нашей партии с международными структурами, малым и средним бизнесом», - подчеркнул лидер КПРФ.

«Секретарем ЦК КПРФ, - отметил далее Г.А. Зюганов, - избран Михаил Сергеевич Костриков. Это молодой, перспективный работник. Человек, который блестяще знает современные технологии, хорошо владеет идеологическим аппаратом».

«Еще одним секретарем ЦК избран Алексей Викторович Корниенко. Ему 36 лет. В последние годы он работал на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Это сложный, но очень перспективный регион. Мы крайне заинтересованы в том, чтобы усилить там свое влияние», - подчеркнул Геннадий Андреевич.

«В целом, - подвел итог лидер КПРФ, - наша команда хорошо сбалансирована. Она в состоянии работать дружно, эффективно, и всегда открыта для диалога».




Родился 22 июля 1976 году в городе Намангане Узбекской ССР. В 1999 году окончил Ульяновскую государственную сельскохозяйственную академию.Read more...Collapse )



25 февраля в Москве открылся международный круглый стол коммунистических, рабочих и левых партий

25 февраля 2013 года открылся Международный "круглый стол" представителей 95-ти коммунистических и рабочих партий, участвовавших в работе XV съезда КПРФ. Тема круглого стола: «Образ социализма, за который мы боремся». На открытии выступил Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов. Лидер российских коммунистов рассказал об итогах XV Съезда КПРФ. «В ЦК КПРФ избрано 180 человек, кандидатами в члены ЦК – 116, в ЦК РК КПРФ - 45. Всего в высшем руководящем органе КПРФ – 341 человек. Они представляют 81 субъект Российской Федерации, почти все национальности нашей страны», - рассказал Г.А. Зюганов. Г.А. Зюганов представил участникам круглого стола членов новой команды руководителей КПРФ. Первого заместителя Председателя ЦК КПРФ И.И. Мельникова, заместителя Председателя ЦК КПРФ Д.Г. Новикова, членов Президиума, Секретарей ЦК КПРФ С.П. Обухова, Л.И. Калашникова, Ю.В. Афонина, членов Президиума ЦК КПРФ В.С. Романова, А.Е. Клычкова, Секретарей ЦК КПРФ М.С. Кострикова, К.К. Тайсаева, управляющего делами ЦК КПРФ А.А. Пономарева. Г.А. Зюганов пожелал участникам круглого стола успешной работы. Участники круглого стола приветствовали Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова и членов новой команды руководителей КПРФ аплодисментами.


http://kprf.ru/photoreports/44.html

Неожиданные изменения

Г.А. Зюганов не исключает вероятности досрочных парламентских выборов и других "неожиданных изменений" в России

Лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов не исключил вероятности проведения досрочных выборов Госдумы РФ.

ИНТЕРФАКС

2013-02-24 18:17

Выступая в воскресенье вечером с заключительным словом на 15 отчетно-выборном съезде КПРФ, Г.А. Зюганов сказал, что "глобальный мировой кризис и серьезная ситуация в стране требуют от нас максимальной собранности и активности".

"Я не исключаю досрочных выборов в Госдуму и других неожиданных изменений в стране", - сказал политик, призвав делегатов съезда быть готовыми к любым переменам.

"Задача номер 1, и 2, и 3 - донести до широких масс материалы нашего съезда", - призвал Г.А. Зюганов его делегатов.

Оригинал взят у sofya1444 в Тризна по России
Оригинал взят у alexsrb в Тризна по России
Я как-то уже писал, что смысл горбачевской «перестройки» был не в демонтаже социализма и СССР. Истинный, глубинный смысл заключался в другом: демонтаж СССР (России) открывал дорогу для реализации политики глобализации, конечной целью которой является ликвидация наций и национальных государств, превращение политического ландшафта в «единое экономическое пространство», а человечества – в роботизированную биомассу.
Если в то время мой вывод мог показаться кому-то слишком уж экстравагантным, то «проект Путина» снимает на сей счет всякие сомнения. Говорю «проект Путина» только лишь потому, что под ним стоит его подпись.
Как бы ни пытался Путин примерять на себя корзно Ивана Калиты или крылатку князя Бисмарка, он всего лишь уполномоченный по делам глобализации на постсоветском пространстве.

Общественность России должна знать: «проект Путина» – это не проект реанимации в какой-то бы то ни было форме исторического российского государства, как того опасаются противники и на что надеются сторонники воссоздания СССР. Это, говоря словами С.Кургиняна, программа «перестройка-2», т. е. программа окончательной ликвидации даже того геополитического огрызка, который еще остался от России. А вместе с огрызком России – и всех прочих постсоветских «суверенных государств».

Валентин Леонидович АКУЛОВ
доктор философских наук, профессор

текст полностью   (!!!)


(отсюда- http://annitt.livejournal.com/34427.html)
12й съезд РКПб, 1923 год.

127ec8865bd6
Зиновьев: «Мы будем напоминать всем, кто это забывает, что вопрос о русском шовинизме есть альфа и омега всей нашей национальной политики».


Бухарин: «Вопрос идёт насчёт ликвидации русского шовинизма… Мы в качестве бывшей великодержавной нации должны поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям.  Только при такой политике, когда мы себя искусственно поставим в положение, более низкое по сравнению с другими, только этой ценой мы сможем купить себе настоящее доверие прежде угнетенных наций».


Сталин: «Говорят нам, что нельзя обижать националов. Это совершенно правильно, я согласен с этим – не надо их обижать. Но создавать из этого новую теорию о том, что надо поставить великорусский пролетариат в положение неравноправного в отношении бывших угнетенных наций – это значит сказать несообразность… Не следует забывать, что, раздавая всякие обещания националам, расшаркиваясь перед представителями национальностей, как это делали на этом съезде некоторые товарищи, следует помнить, что сфера действия национального вопроса и пределы его компетенции ограничиваются сферой действия «рабочего вопроса», как основного из всех вопросов...
Здесь выступали Раковский и особенно Бухарин, который предложил выкинуть пункт, говорящий о вреде местного шовинизма. Бухарин не понял сути национального вопроса… Если мы будем вести борьбу только с великорусским шовинизмом, может получиться поощрение местного шовинизма, политика премии за местный шовинизм, чего мы допустить не можем».

Двенадцатый съезд РКПб, стенографический отчет. М., 1923.
(отсюда- 
http://annitt.livejournal.com/34427.html)
------------------------------------
А кстати,-  откуда это запустили, что Бухарин был "любимцем партии"? И какой партии? Партии БУНД?
И занятно- как нас, русских, в 90-е годы "коротичи" заставили поверить, что именно этого русофоба надо защищать от "тирана"(:-)

Profile

русь
atrey
Владимир
Website

Latest Month

August 2014
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel