?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Владимир Микушевич- важный авторитет для В.И,Карпца.

1)Фотографии Боспорского форума:
Все как на подбор пост-диссиденты собрались: Василий Аксенов, Фазиль Искандер, Тимур Кибиров, Владимир Микушевич, и его  супруга "правильной национальности" с русским именем Татьяна Маркова.

http://www.liter.net/bospor/album.htm


2)написанная в лучших традициях диссидентской прозы "малого народа", статья Марины Барщевской о переводах Нелли Закс, выполненных Микушевичем, начинаясь упоминанием фамилий людей многоязычных (только не великорусских),-  как всегда бывает в этом жанре, заканчивается ненавязчивыми рассуждениями о евреях.
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1994/9/knoboz02.html

3)Но это не всё .
Появилось нечто новое: новая русскоязычная (и состоящая зачастую из этнических славян) около-еврейская культура стала заигрывать с искусством и  идеями Италии и Германии 30-х годов. Это известно в архитектуроведении (статьи Р.Даянова, А.Бембель), известно и в литературоведении, возможно и в других "-ведениях" тоже.

На взгляд простого человека это может показаться странным: ведь именно эти идеи и создали Освенцим  и т.п., с их помощью  было умучено 6 млн евреев , (о чем кстати сейчас уже упоминать у них МЕЖДУ СОБОЙ не тренд).
Потому что носители идей итальянского и германского национал-социализма   боролись со Сталинизмом, а именно Сталин как коммунист и как создатель первого в мире Советского государства является главным врагом этого "пост- диссидентского" круга русскоязычных людей сейчас. В той оптике которую эти люди навязываают читателям, коммунизм является несбыточной и невозможной мечтой,а сталинский СССР как реальный этап продвижения к нему им нужно оболгать и замолчать.
В борьбе с образом Сталина как коммуниста все средства хороши, и вот теперь эффективно привлекаются разные национал-социалистические немецкие "герои".

3)Например, в этом интервью журналиста  А. Чечот, переводчик  В.Микушевич щедро рассуждает о Гитлере и Фаусте. Истинная поэзия-это фаустианская власть над стихией, и т.д.

http://seance.ru/n/47-48/lebensraum-russkiy-faust/voskresenie-v-tretem-rime/

Стихи самого Микушевича - это типичные стихи филолога: заумные, непростые,  и черезчур богатые художественными средствами. До того богатые всякими тропами и изысками, что так с ходу ничего не понять.
Куда там до них пушкинскому "Мороз и солнце, день чудесный!"
Или хрестоматийному  плещеевскому "Травка зеленеет, солнышко блестит"
(последние 4 слова, по свидетельству литературоведа Троицкого, непереводимы ни на один европейский язык: теряются нюансы.)

Нет, у филолога Микушевича в стихах громоздятся смыслы на смыслы, ассоциации на ассоциации... Хотя, правда, напоказ подпускается и оттенок экзистенциального переживания момента, "живого чувства"...
Это как в синтетический хлеб, из которого предварительно выжаты все естественные свойства зерна, потом  добавлены напоказ ГМО-зерна, и такой хлеб гордо величается в магазине "многозерновым".

Экзистенциальное переживание момента, впрочем, гораздо лучше получалось в настоящих первичных произведениях такого плана, - у Пастернака, Унгаретти и итальянских поэтов "красного пояса" Тосканы 1950-х годов. Сейчас, спустя 60 лет это уже анахронизм.  Искусственность и негармоничность  сочетания показной "непосредственности" с заумными изысками,- в стихах Микушевича бросается в глаза. Вспоминается Игорь Северянин: "Весь я в чем-то норвежском! весь я в чем-то испанском! Вдохновляюсь порывно, и берусь за перо!" .
Весь в чем-то, блин, фаустовском, опять испачкался...

Понятно, что такому литератору совсем простые НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД стихи во всём советского, а не диссидентствующего Николая Рубцова не нравятся. Слишком много в них великорусской простоватой  прямоты, к тому же нет такого какого -то фаустовского противопоставления себя стихии, а наоборот, русская мягкость и попытка с оной стихией слиться...
Нет у Рубцова также и затейливо и заботливо скроенных знатоком - филологом ребусов из смыслов и намеков.
Сааавсэм простые стихи...
21 Февраль 2013 @ 14:25
Набоков
Оригинал взят у verbarium в Облако. Озеро. Башня.
.
"В Сызрани девицей Терещук поймана ворона с голубыми глазами" (Чехов, из газет)

Дивная по художественности фраза. Теперь так не пишут. Начиная с "девицы Терещук" до "голубых глаз вороны", здесь все прекрасно. А падежи! Вся безысходность красоты и косности, и нет спасения. И теперешние варварские новости, если бы и захотели, до этой метафизической безысходности тоже дотянуть не смогут. Именно потому, что вне русской речи.

И все это: Сызрань, девица Терещук и голубые глаза вороны застыли в совершенном и неподвижном сочетании счастья, то есть, неповторимой сокровенной пошлости — места, времени, формы, языка, пространства, какие еще и через тысячу лет будут звенеть над Россией. И ничего с ней, этой Россией, не сделается, именно из-за нерасторжимой хватки этой косности, цементирующей своей небывалой речью складки онтологического пейзажа"


( 7 комментариевОставить комментарий )

atrei51atrei51 on Февраль, 23, 2013 04:54 (UTC)
Хотя конечно если принимать позитивно без юдаистского ёрничества, то феномен зарастающих травой забвения складок онтологического пейзажа существует.
Все переломные моменты постепенно зарастали народной силой жизни(не косности, а вечно повторяющейся русской жизни).

Пройдет гроза, которая повыбьет поколение-другое из русской жизни сделав их придурками, и в новом поколении снова восстановится мерное течение. Так было в 20-е годы, когда поколение придурков ниспровергателей(условно- поколение Маяковского) массово кончало с собой в начале 30-х видя, что всё возвращается.За что они боролись, провоцировали гражданскую войну если в этой стране всё возвращается? Возвратилась форма, возвратились и общинные отношения при Сталине до и после войны. Интересно, что до и после был один народ, Великая отечественная война никак почти не изменила сталинское общество(в отличие от 1МВ).

То же самое и в 90-е. Прошла гроза, оставив одно-два придурочных поколения, ("новых русских" и обслуживающую их новорусскую литературу). это условно говоря поколение писателя Сорокина с его "голубым салом". И всё, позарастало позабыто- снова комсомол, снова пионерия, а всяким новорусским писателям остается только удавиться. Как удавились их спонсоры-милые сердцу Карпеца новорусские братки. Через поколение воспитанные при Совке отцы и деды передают своим детям и внуками исконные русские красные ценности.

Набоковым это не нравится, ничего не сделать с таким народом, и Набоковы уезжают. ну скатертью дорога.
Gogol_moscow

0_40e8a_a12b3fa3_XL

как рука сделана под плащом! Страшно даже.

2709 gogol-staryi

0_7e09d_e06dca08_L

0_7e09a_35a28fe0_XL


Read more...Collapse )


Jan. 27th, 2013

Николай Рубцов (из письма Ст.Куняеву)
" ... и мелкие речки имеют глубокие места
хотя в объеме достигнуть содержащейся у Толстого глубины, конечно, немыслимо."


Куняев подарил Рубцову томик Тютчева, и утверждает что не Есенин (популярный в те годы в той среде, где вращался Рубцов), а Тютчев был любимым рубцовским поэтом.
Кстати будет вспомнить и о Вертинском, чья пластинка стояла на патефоне Рубцова в дни перед его смертью.

Интетресно что Н.Рубцов пел стихотворение Тютчева "Брат, столько лет сопутствовавший мне"
(на мой взгляд- самое проникновенное у этого поэта)
--------------------------------------
В Кожинов (из статьи о Н.Рубцове)
"Николай Рубцов испытал на своем веку немало тягот, обид, оскорблений. Но вот в чем чудо: в стихах это почти не ощущается. Не могу не привести в этой связи замечательных по своей проникновенности суждений Михаила Пришвина, который в 1937 году писал одной из своих знакомых:
   «Ваша основная ошибка в том, что источником поэзии считаете доброе сердце… Запомните это навсегда, что из доброго сердца выходят добрые дела, но поэзия рождается в иных областях нашей души. Она рождается в простой, безобидной и неоскорбляемой части нашей души, о существовании которой множество людей даже и не подозревает.
   Настоящая поэзия потому так редка и так, в конце концов, высоко ценится, что очень мало людей, которые решаются и умеют считать реальностью эту сторону души. Огромное большинство людей в жизни своей исходит от обиды, оскорбления или греха…
   Источником моих слов… является совершенно простая, безобидная, неоскорбляемая часть души, которой обладает множество людей, но никто почти не хочет себе открыть ее, смириться до нее и отбросить все претензии и счеты… В охране этого родника не участвуют ни добро, ни зло...

-----------------------------------------------------------
Я  не совсем согласен с Пришвиным в отношении этой ницшеанщины "по ту сторону добра и зла"которая часто понимается как "этический релятивизм",
 Конечно поэзия - из того слоя, который отдален от соприкосновения Добра и зла. Потому Добро понимаемое как противоположность злу  -это слой далекий  от поэзии. Но зло-слой ещё более отдаленный. Добро не участвует в охране этого родника потому, что оно "борется" от него достаточно далеко, на подступах, непосредственно же вокруг родника находится слой ПОЧВЫ, и  только из этой ПОЧВЫ и течет родник(если принимать это сравнение).

А так-то конечно-если поблизости от родника происходит "борьба Добра со злом", то говоря словами Тютчева-"взрываясь, возмутишь ключи". И они станут мутными.

Я уеду из этой деревни... 
Будет льдом покрываться река, 
Будут ночью поскрипывать двери, 
Будет грязь на дворе глубока. 

Мать придет и уснет без улыбки... 
И в затерянном сером краю 
В эту ночь у берестяной зыбки 
Ты оплачешь измену мою. 

Так зачем же, прищурив ресницы, 
У глухого болотного пня 
Спелой клюквой, как добрую птицу, 
Ты с ладони кормила меня. 

Слышишь, ветер шумит по сараю? 
Слышишь, дочка смеется во сне? 
Может, ангелы с нею играют 
И под небо уносятся с ней... 

Не грусти! На знобящем причале 
Парохода весною не жди! 
Лучше выпьем давай на прощанье 
За недолгую нежность в груди. 

Мы с тобою как разные птицы! 
Что ж нам ждать на одном берегу? 
Может быть, я смогу возвратиться, 
Может быть, никогда не смогу. 

Ты не знаешь, как ночью по тропам 
За спиною, куда ни пойду, 
Чей-то злой, настигающий топот 
Все мне слышится словно в бреду. 

Но однажды я вспомню про клюкву, 
Про любовь твою в сером краю 
И пошлю вам чудесную куклу, 
Как последнюю сказку свою. 

Чтобы девочка, куклу качая, 
Никогда не сидела одна. 
- Мама, мамочка! Кукла какая! 
И мигает, и плачет она...

Это автобиографическое стихотворение                photo69_NEW
(в этом чемоданчике кукла)   
"Из Североморска он поехал не в Ленинград, а в деревню, за счет окончательного разорения которой и оплачивались блистательные триумфы хрущевского десятилетия. Те первые реформы, что вызывали надежды на улучшение деревенской жизни, уже давно были сведены на нет кукурузными аферами Никиты Сергеевича, а широкомасштабное движение страны к коммунизму, начавшееся с разорения личных хозяйств и приусадебных участков колхозников, вообще отбросило деревню к временам коллективизации....

9 июня 1965 года, подписывая с издательством «Советский писатель» договор на свою книгу «Звезда полей», Рубцов дал адрес литинститутского общежития на улице Добролюбова. Других адресов у него тогда просто не было. В общежитии жили друзья, здесь можно было переночевать, прокантоваться и месяц, и другой, но без прописки жить в нашей стране не было разрешено никому. Тем более опасно было жить без прописки такому человеку, как Рубцов. Он самим своим видом, кажется, привлекал внимание стражей порядка.

        Однажды Рубцова задержали с чемоданом на Ярославском вокзале в Москве.

        — Что в чемоданчике?

        — Кукла...

        — Кукла?!

      Рубцов открыл чемодан, показывая купленную для дочери куклу, и эта кукла и спасла его от дальнейшей проверки. Милиционер не стал требовать паспорт, не стал проверять прописку. На этот раз Рубцову повезло. Но рассчитывать на подобное везение и в дальнейшем— не стоило." (В.Коняев. "Николай Рубцов"-из серии ЖЗЛ)

Поэт Андрей Грунтовский говорит, что у Рубцова православное вИдение русской жизни даже сильнее, чем у Есенина. <Благодаря тому он что вырос в небуржуазное советское время>, Рубцов близок к русским юродивым, а Есенин <выросший в буржуазное время Николая 2 >-нет.Что Рубцов скорей  ближе к Пушкинскому оптимизму <тоже небуржуазному, замечу в скобках>. Также у Рубцова по мнению Грунтовского сильна русская (странническая) песенная направленность. В этом отношении Рубцов с его неизменной флотской гармошкой - противовес заполонившей тогда все кухни нерусской "бардовской" стихие, и блатному "шансону", основанному на мотивах еврейской Одессы, но называемому сейчас почему-то "русским". 


Северный флот. 1955-1959 гг.
Теперь попробую сам порассуждать.
Постоянные метания  Рубцова между столицами и деревней (очень нужные ему для его поэзии), закончились в древней "почти столице Руси при Иване 4" Вологде- которая представляла собой во времена Рубцова нечто среднее между русской деревней и столицей. Для столичных жителей она -деревня, для деревенских - столица деревень.
Как говорит А.Грунтовский, - подобно Киевской Руси перед монгольским нашествием, в творчестве Рубцова русская нация пережила последний культурный всплеск, пред гибелью в застойно-перестройное, брежнеско-горбачевское время..

Дальше будет что-то другое, в этом новом, нерусском, что будет в России,-  нам можно скорей опираться на "Скифов" А.Блока, чем на Рубцова. Рубцов же останется памятью об умершей деревенской Руси (хотя сам в детстве не был "плоть от плоти деревни" как писатели-деревенщики Белов, и другие).  
Взгляд  Рубцова на деревню - взгляд со стороны, но "большое видится на расстоянии". И то что не увидели близорукие бородатые писатели-деревенщики, увидел постоянно курсировавший как комета, и оставлявший все свои семьи  Рубцов.Но видимо так было надо, иначе не было бы стихов.

PS И вот дочь Рубцова выросла....И даже понимает его стихи....
9055
Дочь Николая Рубцова - Елена Рубцова

В интервью корреспонденту «БалтИнфо» она призналась, что благодарна всем, кто поддерживает память об ее отце. «В детстве я все время так сильно ждала его с работы, что не могла нарадоваться, когда он приходил. Вообще папа меня баловал, на шее катал, он не был строгим. Сейчас, по прошествии лет я понимаю его стихи. Каждое произведение имеет особый смысл в разных моментах жизни», - пояснила Елена Рубцова.


Памятник А.Сахарову, СПб
1914024wga
pamyatnik-akademiku-adsaharovu-v-sankt-peterburge-0002457289-preview

памятник И.Броскому, Москва
0_669a4_7dfc914_XL
автор памятника поэту, и памятника Ельцину в Екатеринбурге(который открывал медведев, а потом его облили синей краской)-Георгий Франгулян в своей мастерской
cvt47248
памятник В.Воровскому
вор vorovski-12 (2)
----------------------------------------------
Для сравнения
Пушкин
pushkin_0
Достоевский
dostoevskiy-f-m
http://vikrussia.livejournal.com/672405.html?nc=2
а кто бы сомневался. Вообще все ЭТИ очень невежественны и поверхностны.


Прочитать роман можно тут-
http://glfr.ru/klassiki-i-sovremenniki/vasilij-belov/vse-vperedi-chast-pervaja.html

Может быть потому, что я человек городской, мне больше всего в творчестве Белова нравится этот роман. Уловлены реалии пред-застойного СССР, роман написан свежим, настоящим русским языком, вызывающим в памяти лучшие страницы прозы Тургенева и Гончарова.
Каждое время имеет своих писателей.
Может быть о времени 1970-х будут судить по этому роману.
Тогда действительно всё было впереди, туманная даль будущего России только смутно просматривалась. Было уже ощущение, что старое советское прошлое уходит безвозвратно, но что придет ему на смену было неясно. Хотелось надеяться на лучшее, СССР достигла небывалого могущества в мире.
В то же время и мещанство достигло уже каких-то запредельных размеров, за которыми смутно угадывалось возможное падение нравов.
Забрезжил уже свет православия, но и советский оптимизм, и "планов громадьё" ещё не покидали творческую интеллигенцию.
В общем, пора надежд...то, что явилось потом, никто не ожидал.

Хотя сравнивать художественные произведения- занятие неблагодарное, всё же "всё познается в сравнении". Попробую сравнить "Всё впереди" с другим любимым романом- "Чего же ты хочешь?" Всеволода Кочетова.
Кочетов написал свою вещь несколько раньше, чем написан роман Белова.
Тем не менее думаю, что у Кочетова точнее уловлены возможные опасности русского будущего, чем в беловском романе с обязывающим названием "Всё впереди".
Кочетов показал  и опасность надвигающейся с запада власовщины, и то, что советская история ещё  повторится и в чем-то аукнется.

По сравнению с умудренным и более жестким романом Кочетова, "Всё впереди" напоминает местами какой-то младенческий лепет, писатель как будто не видит, откуда что растет, он просто красиво описывает складывающиеся обстоятельства.
Но не зря говорят, что устами младенца глаголет истина.
 По ощущению, "Всё впереди"- роман более приятный и оптимистичный, чем "роман-предупреждение" Кочетова.

Предчувствие пост-индустриальной цивилизации у Белова уже есть, у Кочетова же несколько навязчив образ "прогрессивных рабочих", которых к тому времени в реальной жизни уже почти не было. Тем не менее мрачные возможности исхода российских событий у Кочетова предчувствованы точнее.
В общем- они разные, но в чем-то дополняют друг друга.
Кочетов-из Великого Новгорода, Белов-из Вологды.

Третий замечательный русский писатель который вспоминается  вместе с ними- Дмитрий Балашов.Тоже новгородец, как и Кочетов.
Он ушел в описание истории,
но его исторические романы - это тоже романы-предупреждения.
История повторяется.
И последний роман Балашова- "Бальтазар Коста", который я поочитал по совету ЖЖ-френда,как раз рассказывает о самом главном может быть тренде современности- о начале европейского ростовщичества. Казалось бы, какая связь между спекулянтами далекой Венеции с их католическими покровителями-кардиналом (а бывшим бандитом) Бальтазаром Коста,- и нынешними российскими реалиями?
А вот возможно, что связь самая прямая, и мы увидим это только тогда, когда уже будем сидеть на дымящихся развалинах исторической России.




4783_stalin

"В кругах отечественных «реформаторов» Стругацкие обладали и обладают гигантским авторитетом. Достаточно упомянуть, например, известную цитату из Чубайса: «Егор Гайдар как-то позвонил мне и говорит: «Ты думал, что из себя представляет мир Стругацких? Ты вспомни их роман „Трудно быть богом”. А ведь это и есть либеральная империя, когда приходишь куда-то с миссией и несешь с собой нечто, основанное на свободе, на правах человека, на частной собственности и предприимчивости, на ответственности. Бремя правого человека».

Или такой знаковый факт, как женитьба самого Егора Гайдара на дочери Аркадия Стругацкого Марии. Или название нашумевшего в своё время доклада ИНСОР «Россия. Полдень. XXI век»… Таких «фактиков» очень много, и есть ощущение, что они где-то, на каком-то уровне очень жестко соединены между собой.
------------------------------------------------------------------
"Просто отсутствие литературных достоинств у братьев Стругацких для меня — неотъемлемая часть характеристики их творчества. Вот полупроводник. В нём есть электроны, а есть «дырки». «Дырки» — тоже нечто, и нечто, весьма важное с функциональной точки зрения. Поэтому факт наличия литературной «дырки» у Стругацких я должен был зафиксировать, чтобы двигаться дальше. Заранее прошу прощения у тех, кто считает иначе — я не собираюсь с ними дискутировать или их переубеждать.

Итак, для меня творчество братьев Стругацких — это не литературное, а социальное явление. И социальное явление огромное, совершенно не соответствующее мизерной литературной составляющей его."
-------------------------------------------------------------
 с одной стороны, советская технократия была живой и энергичной, а с другой — безумно оторванной от серьёзной гуманитарной культуры. Но — это уже в-третьих — страстно охочей до оной. И, наконец, в—четвертых, — лишенной серьезного гуманитарного вкуса в силу своей технократической односторонности.

Сочетание всего этого приводило к тому, что от Стругацких они балдели на счёт «раз».

-. По-вашему, Стругацкие были культурным продуктом, специально оформленным для данного социального слоя?

С.К. Да, несомненно. И вот я, в принципе, знаю, что на Западе существовали большие интеллектуальные фабрики, которые создавали литературную продукцию, в том числе «фэнтэзи», по аналитическим запискам. Я не говорю, что всё «фэнтэзи» так писали, или что Станислав Лем так писал, но массовая, популярная «фэнтэзи» на Западе писалась, как правило, по заказу.

 - То есть в этот стог вкусного сена была напихана целая куча иголок?

С.К. Очень много, и они все, повторюсь, в принципе, известны. Известно, кто писал аналитические записки, и кто их потом творчески перерабатывал: на литературу, предназначенную для широкой массы, или для определенного контингента — это называлось «адресатом пропаганды»; что именно туда закладывалось и как это срабатывало.
Я не могу сказать, что способен реконструировать аналитические записки, по которым писали Стругацкие. Но и называть их людьми, чуждыми этой игре, я не берусь — мне так не кажется. У меня даже есть определенные основания считать, что это не так. Например, когда нужно разбирать конфликт между КОМКОН-2 и КОМКОН-5, то сразу видно, что эти номера связаны с соответствующими номерами управлений КГБ. Они не хотели от этого очень далеко уходить, и сами вполне купались в «спецаспектах» своего творчества. В этом была своя поэзия, и кайф от этого был: «Мы с ЭТИМ — играем». Они не были чужды этой спецтеме, как не был чужд ей, например, Редъярд Киплинг, Сомерсет Моэм и многие другие. Я не хочу сказать, что это априори плохо, но есть люди, которые бегут от такой тематики, а Стругацкие от неё не бежали и даже шли ей навстречу.

- Ну, так этот момент даже описан у них в повести «Гадкие лебеди», в ходе разговора бургомистра с писателем Виктором Баневым: «Материалы все мы вам представим, можем предоставить этакую схемку, планчик, по которому было бы желательно. А вы коснетесь опытной рукой — и всё заиграет…»

С.К. Поэтому и по ряду других причин я не могу считать их свободными от такой игры, что не является для меня ни плюсом, ни минусом. Я отношусь к этому просто как к индикатору, как к факту жизни. Но мало ли из какого сора «растут стихи, не ведая стыда», — поди ж ты, сделай из аналитической записки роман. Это надо иметь гигантский талант — пусть не художественный, но масс-культурный — сделать так, чтобы сотни тысяч людей твой продукт «заглотнули», чтобы, говоря нынешним языком, «пипл схавал».
---------------------------------------------------------------------------------
То есть начали с коммунизма, потом повернули в сторону теории цивилизаций Тойнби, антропологов в штатском, довели это до космической спецухи, а в конце концов космическую спецуху вывернули в гностическую сторону. Это очень сложная эволюция…

 - Знаете,  всё, что вы сейчас сказали, очень легко проецируется на «постсоветскую Россию» с её уникальным социально-политическим строем, который всё чаще определяется термином «рыночный фашизм». Так даже аббревиатуру РФ расшифровывают.
-----------------------------------------------------------------

Я понял, что теперь, с 1994 года, мы переходим в формат спецполитики. Всё. Эпоха политики кончилась. Теперь начинается другая цивилизация, другая жизнь, другая реальность. И я очень долго не понимал, почему другие не понимают этого. Но тогда эта статья стала своеобразной «точкой кристаллизации» перенасыщенного раствора моих впечатлений. .... Всё, что я видел и представлял о контактах фантастики вообще и научной фантастики в частности со спецтематикой, оказалось уже спецреальностью, и мне захотелось поставить уже не Стругацких, а выявить в них аналитические записки, по которым это писалось. Или придумать эти записки — я ничего не утверждаю, я пытаюсь воссоздать смысловой скелет и поставить его на сцене. «Играем Стринберга» — была такая пьеса Дюрренматта. Так вот мы «Играем Стругацких».

Сидит человек за столом, передает аналитическую записку, говорит: «Напишите по ней текст». Другой человек садится и начинает писать текст, который потом начинает жить собственной жизнью." http://sergeishevelev.ru/2012/06/strugackie-lebedi-beseda-s-sergeem-kurginyanom/

--------------------------------------
впрочем, всё это можно проиллюстрировать на примере значительно более раннем-на творчестве Г.Уэллса, и его роли в создании "Комитета 300", о котором пишет Д.Коллеман, или  на примере музыканта и друга Королевы Теодора Адорно, который таким же образом "создал" феномен "Битлз". Сначала ОНИ запрограммировали британскую культуру, потом американскую, а потом добрались и до советской.

И в высшей степени многозначительны воспоминания первой жены писателя, Н. А. Решетовской, о разговорах с ним в мае 1944 года (достоверность этих воспоминаний подтверждается и собственными суждениями А. И. Солженицына, и опубликованными ныне материалами "суда" над ним в 1945 году);

"Он говорит о том, что видит смысл своей жизни в служении мировой революции, Не все ему нравится сегодня. Союз с Англией и США (то есть "буржуазными странами".- В. К). Распущен Коммунистический Интернационал. Изменился гимн. В армии — погоны. Во всем этом он видит отход от идеалов революции. Он советует мне покупать произведения Маркса, Энгельса, Ленина. Может статься и так, заявляет он, что после войны они исчезнут из продажи и с библиотечных полок. За все это придется вести после войны борьбу. Он к ней готов"[21].

Впрочем, Солженицын не дождался конца войны и в проходивших тогда цензуру письмах обвинил Сталина в отступлениях от ленинизма. 9 февраля 1945 года он был арестован, и в его бумагах обнаружили портрет Троцкого, которого он считал истинным ленинцем...[22]! Впоследствии, как мы видели, писатель признал "правоту" Сталина и даже, надо сказать, сильно преувеличил его патриотизм. Так, Сталин тогда вовсе не был чужд и той идеологии, которая выразилась в письме Александра Исаевича, отправленном им с рубежей Восточной Пруссии незадолго до его ареста: "Мы стоим на границах 1941 года.На границах войны отечественной и войны революционной"[23], — то есть войны, которая призвана сделать Европу (или хотя бы ее часть) коммунистической...
http://varjag-2007.livejournal.com/4024265.html

Profile

русь
atrey
Владимир
Website

Latest Month

August 2014
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel